нам нужна ваша помощь Межрегиональная Благотворительная Общественная Организация пациентов с патологией гипофиза “ВЕЛИКАН”
вход | регистрация зачем нужна?
Ваш e-mail:
Ваш пароль:
Забыли пароль?
Введите адрес почты, указанный при регистрации и нажмите на ссылку выслать новый пароль на почту
Выслать новый пароль на почту
Акромегалия » Проект "История одной болячки" » История №3

История №3

Рассказывает мама о сыне...

Как это начиналось? Мы не виделись с ним около года, и я была поражена тем, какой мой сын стал «качок». Ему тогда было 25 лет: широченные плечи, руки, как клешни (раньше были длинные тонкие пальцы), нога 45 размера. Ну, возмужал, подумала я, хотя в семье у нас коренастых не было, да и при чем тут размер ступни? Ни он, ни я, по незнанию, не связали это с дикими головными болями и сонливостью. По поводу головной боли он лег на обследование в больницу, пролежал три недели и выписался с диагнозом: здоров, с той же головной болью. Ему даже не сделали томографию. Так с головной болью и отечностью прошло долгих 10 лет! Принимал таблетки от головной боли (цитрамон всегда в кармане), пил валериану, чтобы снять нервное напряжение, принимал контрастный душ, чтобы расшевелить себя и пойти на работу.

      Неизвестно, сколько бы это еще продолжалось и чем бы закончилось, если бы однажды в компании не появилась девушка, которая писала кандидатскую диссертацию по эндокринологии. Она ему поставила диагноз и сказала: «Дима, тебе нужно обратиться к эндокринологу». Это было в Москве. После обращения ему очень скоро сделали операцию по удалению аденомы гипофиза в НИИ Бурденко

     Однако гораздо раньше было две настораживающих ситуации. Ему было 14 лет, когда он должен был поехать учиться в другой город, пошли мы ему покупать обувь. Стали примерять в магазине обувь, ему пришлось взять ботинки 43-го размера. Да он сам был меньше этих ботинок! Мне было как-то неловко, и я его прикрывала собой, чтобы другие не видели эти огромные ботинки у ребенка. Потом он уехал, и мы не виделись полгода, там ему исполнилось 15 лет. Домой на каникулы приехал такой губастый мальчик, что я подумала: «Боже, какие же страшненькие эти подростки!» И опять все прошло, вытянулся, вырос, и не так стали заметны большие губы. 

     А может быть, именно тогда надо было бить тревогу? Но я не знала! Это теперь я хорошо знаю, что такое акромегалия, что такое аденома гипофиза и их последствия. Нет, и теперь недостаточно хорошо знаю, и мой сын продолжает делать ошибки по отношению к своему здоровью. После первой операции прошло 10 лет. В послеоперационный период он не наблюдался у врача, не обследовался ни разу. Сначала была эйфория от того, что не болит голова и у него все хорошо, потом просто по небрежности к своему здоровью. Но через некоторое время голова начала болеть снова, лицо опять начало отекать, вернулась та же сонливость. Появились какие-то новообразования в гайморовых пазухах. Опять операции, удаления, обследования и пр. Это было уже в Санкт-Петербурге. Теперь он стал инвалидом, прочно стоит на учете у эндокринолога, принимает сандостатин (сначала один раз в месяц, теперь колется два раза). Сандостатин стал для него жизненно-важным препаратом, без которого он уже не может существовать.